Силуэт

«…непьющий деревенский дурачок Ирма Кукиш с хутора Благорастворение (по-простому - Смердуны)»

На каком-то этапе Пол Пот всерьез уверовал в то, что Кампучия может стать эпицентром третьей мировой войны.
            В беседе с американскими журналистами в декабре 1978 года Пол Пот развил тему вероятного мирового катаклизма на кампучийской земле: «Вьетнам пошел и поцеловал ноги Советскому Союзу. <...> На помощь Вьетнаму прибудут войска из СССР и социалистических стран Восточной Европы, которым придется привезти с собой все, что им нужно, потому что во Вьетнаме ничего нет». Тем не менее, Пол Пот был уверен в военной победе Демократической Кампучии, поскольку, по его расчетам, на защиту Кампучии должны были встать «страны Юго-Восточной Азии и всего мира, которые не допустят, чтобы Советский Союз и страны Варшавского договора овладели Кампучией и Юго-Восточной Азией».
            Начав вторжение в Кампучию 25 декабря 1978 года, вьетнамцы, естественно, справились с «красными кхмерами» без помощи советских и восточно-европейских войск
*.

           И так повмстно. Чуть только у какого поца при власти задницу припекать начинает, так обязательно то Армагеддон из-за него, то Апокалипсис, то на худой конец, Третья мировая. Всякая сосиска мнит себя колбасой. Но победа, разумеется, будет за ним, потому как броня крепка и танки быстры. И все прогрессивное человечество стремглав кинется на его защиту несмотря на.

           Вот замени в этой цитации парочку имен да названий государств, и вуаля – как про сегодняшний день писано. Готовая медиа-зарисовка об одной независимой и очень древней державе, протопредки которой вручную целое море выкопали.

           Ничего не меняется. Воистину нет нового под солнцем.
________________________________________________________________
*Цит.по: Самородний О., «Пол Пот. Камбоджа - империя на костях?», Изд. Алгоритм, 2013, с.126-127.
Силуэт

Кормчий под зонтом

Дочитал «Мао Цзэдуна», монументальный труд Александра Панцова, в котором нашел объяснение знаменитого афоризма Великого Кормчего про одинокого монаха под дырявым зонтиком. Нет, это не стихи о себе (Леонид Парфенов в 16-ой серии проекта «Намедни» (см. с 20:45 мин.) оказался не прав), все проще.
    
            10 декабря 1970 года Эдгар Сноу в пятый и последний раз брал интервью у Мао Цзэдуна, которому через две недели должно было исполниться семьдесят семь лет. В завершение беседы Мао, который к тому времени чувствовал себя уже очень плохо, оживился и прощаясь со Сноу все же бросил: «Я буддийский монах под зонтиком. Без волос и без неба». Эта древняя аллегория означала, что он не подчиняется никаким законам, ни людским, ни небесным. Иными словами, живет, как считает нужным, и будет жить сколько захочет. (Слова «волосы» и «закон» на китайском языке произносятся одинаково — «фа», только в первом случае голос подает вниз, а во втором — выводит глубокую дугу).
    
            Сноу ничего не понял, так как молодая переводчица Нэнси Тан (Тан Вэньшэн), родившаяся в Америке и не знакомая с классической философией, перевела это выражение иначе: «Я одинокий монах, бредущий по миру с дырявым зонтиком». Откуда она взяла такую красивую фразу, никому не известно, но так как Сноу сам китайского не знал, а ей вполне доверял, разнес это «откровение» по всему свету. С легкой руки Сноу его повсеместно приписывают сегодня Мао Цзэдуну как аутентичное.

        Такие вот дела. В общем вместо поэтики имеем еще одного друга Джона Баптиста. Даже обидно, право слово.

       Thomas S. Bernard. Season of High Adventure. P. 326; Li Zhisui. The Private Life of Chairman Mao. P. 120. Snow Edgar. The Long Revolution. P. 175.
________________________________________________________
        UPD: Сноу знал китайский. Он жил в Китае в тридцатых годах, изучал там язык и даже преподавал журналистику в университете. Переводчица же Нэнси Тан - это... личная переводчица Мао. Она переводила для Мао в том числе на переговорах с президентом США Никсоном. Сильно сомневаюсь, что человек её квалификации не знал, что китайский язык имеет систему тонов и что она не смогла отличить слово "закон" от слова "волос" - via feogrek
  • Current Music
    Андрей Козловский, «Лифт на родину Мао»
  • Tags
    ,
Силуэт

Сondninium, или Как вы яхту назовете...

ЧМ по хоккею-2016 между сборными России и США. 7:2, Россия победила, Ole-Ole!
        Игра за бронзу (увы и ах). Ворота сборной США в 3-ем периоде защищает вратарь по фамилии Сondon.
        То ли фамилия, то ли опыт, но в отличие от предшественника указанный вратарь за отведенную ему 20-минутку умудряется пропустить *всего* 2 гола. То есть да, "Предотвращает-с". В меру возможностей.
       ... А с другой стороны довелось вот лично мне мне водить знакомство с барышней по фамилии Залёткина (Света) и мущщиной по фамилии Гондорезов (Сергей). Феерической судьбы персонажи оба два.

        Широко жил партизан Боснюк! (с)
Силуэт

Из дневника ориенталиста-5

(Окончание. Начало см.: 1, 2, 3, 4)

От увиденного он потерял дар речи, дар этот выскользнул у него изо рта,
сгреб под мышку слова и умчался прочь, злорадно хихикая

Сесилия Ахерн, «Подарок»

Меня вообще-то сложно удивить... О! Синяя машина!
Гомер Симпсон, «The Simpsons»

Но главное пожалуй даже не это, а то непроходящее чувство дежа вю, странное и сумбурное, что преследует и не дает расслабиться. А все потому, что представляет оно дикий микс ужа с ежом, склеенный из двух разных эпох, идущих рука об руку.
           С одной стороны сегодняшний Вьетнам дико смахивает на наши 90-е: повсюду навязчивая реклама разного буржуйского барахла, от «Кока-Колы», до автомобилей всех мастей. Туда же все эти..., ну с крылышками в общем, для специальных дней, тефали, которые всегда о нас думают, и прочие орбиты, от одного упоминания которых наступает устойчивый айс и пожизненный эцих с гвоздями.
           Опять же про курс грина к донгу из первой части, помнишь? Вот. Махнул ты значица в ближайшей юверилке (а потому что там курс обмена выгодный) или в банчочке полтинник зеленых, и вот ты уже и миллионер, пусть и донговый.
Насчет бухла с курением тоже лафа полная как в помянутые годы – запретов никаких. И перед подъездом, и на набережной, и в сквере, и на детской площадке – везде зеленая улица. Ни один милицейский чин с требованием предъявить документики с последующим приглашением прогуляться до отделения, не подойдет. Ни к местным, ни уж, спаси Будда, к иностранцам. Кури-бухай-отдыхай©.
            В общем смолят местные как черти в преисподней и пьют что твои тамплиеры – сутками, да литрами. Буквально все и повсеместно. Одно слово - тоталитаризм.
            Нет, ну опять же, как пьют. Крепкий-то алкоголь они там не так, чтобы очень – это больше наше, местечковое. Вьетнамец же на предмет огненной воды в коленках жидковат – насчет алкоголь- и ацеталь-дегидрогеназы в их организмах то ли не очень, то ли вовсе они у них отсутствуют. Ну кроч с полстакана «Столичной» бедолагу выносит буквально через пару-тройку минут, после чего к нему незамедлительно являются Двое из ларца: Белочка и Макмыр, коих они не ждут и вообще-то побаиваются. Во избежание этих приятных встреч местные все больше по пивку горазды. Зато как! Бутылочкой-другой ограничиться они не могут – вежливые очень, отчего усевшись потрындеть «за жысть» хмельного обычно берут ящик-другой, после чего их вечер перестает быть томным.

Collapse )
Силуэт

Из дневника ориенталиста-4

(Продолжение. Начало см.: 1, 2, 3)

По книгам и фотографиям Лондон представлялся ему серым, даже черным,
а оказалось, что он яркий, разноцветный. Красный кирпич, белый камень,
алые автобусы, толстопузые черные такси (которые оказывались
вовсе не черными, а золотыми, зелеными и коричневыми – чем сперва ужасно его удивляли),
ярко-красные почтовые ящики, зеленые парки и кладбища. Шумный, грязный, радостный,
беспокойный город, который живет туризмом и презирает туристов;
город, в котором средняя скорость движения ничуть не выросла за последние три столетия,
несмотря на пятьсот лет лихорадочных попыток расширить улицы и помирить пешеходов
и транспортные средства (будь то телеги, экипажи или автомобили).
Город, населенный (и перенаселенный) представителями всех рас,
всех социальных слоев и самых разнообразных вкусов и пристрастий.

Нил Гейман, «Никогде»

Дополнительно сообщаю вам, ненаглядная Екатерина Матвеевна, что помимо Нячанга с Халонгом побывать мне довелось также в Ханое, в горном Далате – «Маленьком Париже», выстроенном некогда французами для спасения от знойного климата Сайгона, ну и разумеется в самом Сайгоне (Хошимине тож).
          С Ханоем понятно – аэропорт прилета для желающих посетить бухту Халонг расположен именно там, вследствие чего этот город изначально представлялся транзитным пунктом. Далат – горный курорт, детище Александра Йерсена – французского бактериолога, открывшего дифтерийный токсин и возбудителя чумы, к слову сказать по сей день весьма уважаемая во Вьетнаме личность (во многих вьетнамских городах есть улицы его имени, а в Нячанге, где долгое время он жил и работал, ему посвящен целый музей). Этот город расположен в окружении вечнозелёных лесов, многочисленных водопадов, озёр, живописных долин, перевалов и естественных природных парков. Один из немногих городов на Юге, который в годы войны с США по негласному соглашению между американским командованием и вьетконговцами (Вьетминем) не подвергался ни бомбежкам, ни обработке диоксином.
         Сайгон – экономическая столица страны, туда поехал целенаправленно. Очень уж хотелось воочию увидеть расположенный вблизи него подземный город, те самые тоннели Ку Чи (Кути), доставивший столько хлопот американцам в годы войны.
         Начну пожалуй с Ханоя. По прилету в этот город был встречен дружелюбным таксистом, которым и был доставлен в отель с каким-то непроизносимым местным названием, располагающийся в так называемом Европейском квартале. Название «европейский» вводить в заблуждение не должно никого – ничего европейского там даже близко не наблюдается: нормальная азиатская толчея, узкие улочки, гвалт, рынки и вот это вот все. Вся его «европейскость» есть следствие того факта, что во времена оны большинство приезжих иностранцев неазиатского происхождения (прежде всего европейцев и американцев) селились именно в тех местах, так что квартал этот в те годы являл собою аналог Немецкой слободы в Москве времен царствования Алексея Михайловича Тишайшего. И ты, коль приедешь в Ханой, с ненулевой вероятностью поселишься именно в этом же квартале. Так уж повелось, благо проблем с размещением нету никаких – гостиниц, гестов и прочих хостелов там как блох на Бобике.
          С отелем, куда был доставлен я, вот какая забавность вышла. Ну вот представь – приезжаешь ты в дальние дали, а там на ресепшне тебя встречает миловидная барышня из местных, к поцелуям зовущая, вся такая воздушная, и лучезарно улыбаясь говорит тебе человеческим голосом: Здравствуйте, товарищ Хачикян. Очень рады Вас видеть. Взяли вещи и подняли в номер. Живите, говорят. И ни копейки не взяли. Специально для тебя чаю свежего заварили, корзинку с фруктами принесли – каково? Вот. Мне тоже доставило.
          Нет, ну вообще-то говорила она не совсем это: на ломаном английском, понять который можно было разве что где-нибудь в Южной Африке, пролепетала дежурное приветствие. Но чай, фрукты, прием и самый факт, да?

Collapse )

за приключениями, вперед

Из дневника ориенталиста-3

(Продолжение. Начало: 1, 2)

Нам сообщили сколько стоит прогулка на лодке по Галилейскому озеру. Даже церковные старосты, объехавшие полсвета, чтобы прокатиться по его священным волнам, были ошеломлены. Джек сказал: «Ну, Денни, теперь ты понимаешь, почему Христос ходил по водам пешком!»
Марк Твен

Да, так собственно о чем это я? Ах да, камера. Ну как ты уже понял вопрос с нею я решил. То есть как для чего решал? Для того разумеется, чтоб едва купив моментально начать ею орехи как тот нищеброд Том колоть, для чего ж еще. Ответ на самом деле прост как вода и эффективен как кирпич: чтоб на нее фотографировать, во!
          Поясню. Ты ведь уже понял, что срываться в место, в котором можно разве что постричься, побриться, освежиться тройным одеколоном и сразу же умереть потусить да пожрать, мне малоинтересно – этого добра у меня и дома за гланды. Так вот догадка твоя верна: какой-нето планчик я дома себе накидал, причем даже не один (мистер Фикс, привет!), оставалось на месте решить какой именно из них в жизнь претворять. Планов же было ровно два: съездить в Лаос (Луанг Пробанг) или во вьетнамский Халонг, если точнее – Халонг-бей. По зрелом размышлении остановился на втором варианте – первый видишь ли требует, нет, не визы – оформления приглашения из Лаоса, иначе несмотря на безвизовость этой страны въехать потом из нее обратно во Вьетнам будет проблемно, такие там видишь ли таможенные правила. Значит решено – Халонг.
          Почему Халонг? Ну во-первых это красиво©, во-вторых… а собственно какого черта – хватит и во-первых! Хотя нет, вот тебе еще один аргумент в пользу: «Аватара» смотрел, да? Про легендарные парящие горы в фильме помнишь? Вот. Снимали все это диво именно там – как ни крути, а насчет художественного вкуса у мосье Кэмерона (или кто там у них натуру для съемок выбирал?) все пучком. Бонусом представлю еще один довод в пользу: место, которое входит в число одного из Семи природных чудес света, занимая в нем почетное Второе место, посещать стоит, как считаешь? Да, я тоже решил, что непременно надо увидеть все это самому.
         Что, никогда не слыхал о Халонге? Ну вы блин даете… Лан, расскажу – садись п оближе, слушай. Халонг-бей (вьетн. Vịnh Hạ Long) – это бухта в Тонкинском заливе Южно-китайского моря, объект всемирного наследия ЮНЕСКО, включает в себя более 3000 островов, а также небольшие скалы, утёсы и пещеры. Название места переводится как «Там, где дракон спустился в море», или что-то вроде этого. По легенде Халонг был создан большим драконом. Он всегда жил в горах, а когда вышел, то продолбил хвостом долины и лощины разнообразной формы. После его погружения в море места, выкопанные его хвостом, заполнились водой, и остались только маленькие островки земли. Ну и да - вот собственно заради туда прокатиться фот мне и занадился.

Collapse )
Силуэт

Из дневника ориенталиста-2

(Продолжение. Начало см. здесь)

Ты совершенно прав, Павсаний, что нужно всячески стараться пить в меру.
Я и сам вчера перебрал


Аристофан, «Пир»

Что еще, пытливый мой читатель, рассказать тебе про тамошний Сахалин: тямские (чамские) башни По Нагар, воздвигнутые в тех краях в VII - XII вв. индуистами-тямами (чампами), пагода Лонг Шон (Chùa Long Sơn), возведенная в конце XIX века (с примостившейся неподалеку гигантской статуей Будды, видимой из любой точки города), Католический собор Нячанга (Nha Trang Cathedral), построенный в 20-30-е гг. ХХ столетия (католиков во Вьетнаме на минуточку ок.5%), и это, собственно, все. Остальное - лианы да пальмы, кафе да рестораны, рынки да вышеуказанный парк культуры имени Отдыха. Ну и раумеется ласкове, теплое, но в это время года веьма штормливое море. Южно-Китайское. С названием этого водоема кстати вот какой камуфлет: Южно-Китайским его именуют по всему миру, но только не во Вьетнаме, - там оно попросту Восточное.
         Отношения вьетнамцев к своему великому северному соседу вообще отличаются скорее увлекательностью. Начать с того, что свою историю они позиционируют как 1000-летнюю войну с Китаем1, какая уж там география в их честь.
          Такое вот место. И чем прикажете заняться натуре, измученной нарзаном после того, как достопримечательности осмотрены, а сумерки посчитались ею сгустившимися? Да, точно – уж если я чего решил, то выпью обязательно, благо вот с этим проблем там не бывает. Коллектив мне попался веселый, задорный и категорически настроенный нарядиться в дрова. В этих целях в тамошнем «Перекрестке» (а ты поди думал что одним пакром дело ограничиваетя?) было приобретено зелье системы ISC, инфернальное как Джон Сильвер, но при этом ласковое как ручки прелестницы. Тут бы мне насторожиться, но грешен, не уследил. И пусть тебя, бесценный мой читель, не вводит в заблуждение вид всего одной амфоры этой чудесной амброзии - поверь, было их немало, всех в лицо и не упомню, на картинке лишь типчный представитель семейства.
        Первая как известно колом, вторая ясным соколом, затем половецкие пляски у костра - так выпьем по чарке йо-хо! Ну а дальше понеслось - пироги за сапогами, сапоги за утюгами... А потом, на развалинах часовни… ой, помню Клавка была и подруга при ей, а вот как шел домой и плутал в этих проулках помню слабо, зато явившийся под утро абстинентный синдром был немного предсказуем. Болело все и везде, но особенно много удовольствий доставляла голова. По сообщениям ученых при правительстве, алкоголь коварен: сначала он расширяет кровеносные сосуды мозга, а потом они херак! — и резко сужаются. От этого в районе мозжечка происходит небольшая, но аккуратненькая Хиросимка.

Collapse )
Силуэт

Из дневника ориенталиста

Мастеръ Гамбсъ этимъ полукресломъ начинаетъ новую партiю мебели -
И.Ильф, Е.Петров, «12 стульев»

Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 2015, от крайней же Олимпиады второй. Ну как страшен – все родные-близкие вроде живы, с хлеба на квас не перебиваются, вода мокрая, небо голубое, живи да работай - хорошая жизнь! И все вроде бы в относительном порядке, но… в общем если в первом акте на стене висят горные лыжи, то к третьему прописанный в мануале раздел «Травматизм» должен выстрелить не хуже твоей «Авроры». И будьте покойны – отыграли все как по нотам, тарарам был словно пьяный гусар в оркестровую яму свалился. Но совершенно трезвый, на следующий день после собственной Днюхи, практически на учебном склоне (это после многих-то лет экстрима в горах!), да осколочный со смещением – это редкая удача даже для меня. Ну да, очнулся-гипс, закрытый перелом, казенный кошт на треть срока, на оставшиеся две трети в помянутом гипсе, но дома. Особенно же доставлял вид рентгеновского снимка: кость, подобная ломаной ветке, поверх которой железяка с нахуяренными в нее как в забор саморезами – шедевр, за которым музей Гуггенхайма в очередь выстроился, вот каков. А дома кстати тоже здорово, времени свободного как у дурака фантиков – читай, на лютне бренчи, «Игрой престолов» развлекайся, но помни: День сурка беспощаден с этим своим «сегодня тот же день, что был вчера» – тут право слово завоешь с тоски, никто не услышит.
        И так с середины февраля по конец мая, когда будучи доведен до предела, сбежал, отбросив гипсовый кокон. Прочь от эскулапов. На деревню дедушке. Три месяца как корова языком – ху-уяк, только их и видел – уронился зимой, из анабиоза вышел летом. Лазер, магнит, ЛФК, трость и вот это вот все – кругом-бегом еще месяца три накинем, итого выходим в мир без посторонних предметов где-то к осени (к исполнению своих служебных обязанностей приступил еще раньше – как только от гипса на ноге избавился, т.е. с конца мая). Ниче так, да? Но чу! – молчи грусть, молчи, не про тебя это, закончим присказку и предоставив небо птицам, сами обратимся к амбуле.

Collapse )
Силуэт

Признательность торжествующая

— Британские ученые доказали(с)…

Читаю «Психологию Влияния» некоего Роберта Чалдини, который, если верить дайджесту и тёте-Вике - профессор психологии Университета штата Огайо, Аризоны и еще четырех ВУЗов США. Почетный президент Общества психологии личности и социальной психологии (1996 год), обладатель множества премий по социальной и потребительской психологии, а сама вышеуказанная книга, если верить все тому же дайджесту, по праву считается одним из самых лучших учебных пособий таких научных направлений как: конфликтология, социальная психология и менеджмент. Ну в общем лауреат и столичная знаменитость серьезный ученый с мировым именем, написавший серьезную тематическую работу.
            И вот читая сей монументальный труд в главе 2 («Взаимный обмен») натыкаюсь на следующий пассаж (все выделения в тексте сделаны мной – taiko2): «Я не знаю лучшей иллюстрации того, насколько глубоко могут проникать в будущее обязательства взаимного обмена, чем следующая история о 5 тысячах долларов помощи, которые были посланы в 1985 году из Мексики доведенному до нищеты народу Эфиопии. В 1985 году Эфиопия справедливо могла претендовать на то, что испытывает величайшие страдания и лишения в мире. Экономика страны была разрушена. Ее продуктовые запасы были уничтожены многолетней засухой и гражданской войной. Жители Эфиопии тысячами умирали от болезней и голода. Учитывая эти обстоятельства, я не был удивлен, узнав о сделанном Мексикой пожертвовании 5 тысяч долларов этой мучительно нуждающейся стране. Однако у меня буквально отвалилась челюсть, когда из краткой газетной заметки я узнал о том, что помощь была отправлена в обратном направлении».
            Лично у меня тоже буквально отвалилась челюсть. Лично у меня - от размера столь щедрой помощи, сделанной не частным лицом, не благотворительным фондом, не какой-нибудь мутной НКО, но государством (не самым богатым в мире, но отнюдь и не самым бедным) другому государству, к тому же доведенному до нищеты. А вот от того, что сия подачка (увы, более толерантного определения этой «помощи» я дать не могу) была направлена обратно, пусть даже очень нуждающейся страной, меня как раз не удивило. У меня перед глазами нарисовался образ эфиопского чиновника тамошнего Красного Креста (почему именно этой организации объясняется ниже) со словами «Подавитесь, жлобяры!» отправляющего эту «помощь» по обратному адресу.
             Но это у меня, посмотрим, как это действо объясняет британский серьезный ученый: «Местные чиновники Красного Креста решили послать деньги для оказания помощи жертвам землетрясения в Мехико … я сумел узнать детали приведенной истории. Эти детали явились красноречивым подтверждением универсальности правила взаимного обмена. Несмотря на сильнейшую нужду, испытываемую народом Эфиопии, деньги были посланы в Мехико, потому что в 1935 году Мексика оказала помощь Эфиопии, когда та была оккупирована итальянскими войсками ( Ethiopian Red Cross,1985). Узнав об этом, я испытал чувство благоговения, но перестал недоумевать. Потребность ответить взаимностью перевесила огромные культурные различия, громадные расстояния, повальный голод и прямое своекорыстие. Через полстолетия, вопреки всем противодействующим силам, признательность восторжествовала».
             Правила взаимного обмена, значить, потебность ответить взаимностью, а отнюдь не жлобство отправителя заставили одаряемого отказаться от помощи. И признательность восторжествовала. Вона как.
             Ужо мне, маловеру.

Силуэт

Из жизни клоунов

После того, как наша футбольная дружина эпически просрала все полимеры...

Нам сложно играть против средних соперников (с)

Сказал как отрезал, после чего Президент РФС Сергей Фурсенко и главный тренер сборной России Дик Адвокат не стали дожидаться отъезда футболистов из Польши и отдельно от них покинули Варшаву

Ох же блин, стыдоба-то какая.