taiko2 (taiko2) wrote,
taiko2
taiko2

Categories:

Из дневника ориенталиста-4

(Продолжение. Начало см.: 1, 2, 3)

По книгам и фотографиям Лондон представлялся ему серым, даже черным,
а оказалось, что он яркий, разноцветный. Красный кирпич, белый камень,
алые автобусы, толстопузые черные такси (которые оказывались
вовсе не черными, а золотыми, зелеными и коричневыми – чем сперва ужасно его удивляли),
ярко-красные почтовые ящики, зеленые парки и кладбища. Шумный, грязный, радостный,
беспокойный город, который живет туризмом и презирает туристов;
город, в котором средняя скорость движения ничуть не выросла за последние три столетия,
несмотря на пятьсот лет лихорадочных попыток расширить улицы и помирить пешеходов
и транспортные средства (будь то телеги, экипажи или автомобили).
Город, населенный (и перенаселенный) представителями всех рас,
всех социальных слоев и самых разнообразных вкусов и пристрастий.

Нил Гейман, «Никогде»

Дополнительно сообщаю вам, ненаглядная Екатерина Матвеевна, что помимо Нячанга с Халонгом побывать мне довелось также в Ханое, в горном Далате – «Маленьком Париже», выстроенном некогда французами для спасения от знойного климата Сайгона, ну и разумеется в самом Сайгоне (Хошимине тож).
          С Ханоем понятно – аэропорт прилета для желающих посетить бухту Халонг расположен именно там, вследствие чего этот город изначально представлялся транзитным пунктом. Далат – горный курорт, детище Александра Йерсена – французского бактериолога, открывшего дифтерийный токсин и возбудителя чумы, к слову сказать по сей день весьма уважаемая во Вьетнаме личность (во многих вьетнамских городах есть улицы его имени, а в Нячанге, где долгое время он жил и работал, ему посвящен целый музей). Этот город расположен в окружении вечнозелёных лесов, многочисленных водопадов, озёр, живописных долин, перевалов и естественных природных парков. Один из немногих городов на Юге, который в годы войны с США по негласному соглашению между американским командованием и вьетконговцами (Вьетминем) не подвергался ни бомбежкам, ни обработке диоксином.
         Сайгон – экономическая столица страны, туда поехал целенаправленно. Очень уж хотелось воочию увидеть расположенный вблизи него подземный город, те самые тоннели Ку Чи (Кути), доставивший столько хлопот американцам в годы войны.
         Начну пожалуй с Ханоя. По прилету в этот город был встречен дружелюбным таксистом, которым и был доставлен в отель с каким-то непроизносимым местным названием, располагающийся в так называемом Европейском квартале. Название «европейский» вводить в заблуждение не должно никого – ничего европейского там даже близко не наблюдается: нормальная азиатская толчея, узкие улочки, гвалт, рынки и вот это вот все. Вся его «европейскость» есть следствие того факта, что во времена оны большинство приезжих иностранцев неазиатского происхождения (прежде всего европейцев и американцев) селились именно в тех местах, так что квартал этот в те годы являл собою аналог Немецкой слободы в Москве времен царствования Алексея Михайловича Тишайшего. И ты, коль приедешь в Ханой, с ненулевой вероятностью поселишься именно в этом же квартале. Так уж повелось, благо проблем с размещением нету никаких – гостиниц, гестов и прочих хостелов там как блох на Бобике.
          С отелем, куда был доставлен я, вот какая забавность вышла. Ну вот представь – приезжаешь ты в дальние дали, а там на ресепшне тебя встречает миловидная барышня из местных, к поцелуям зовущая, вся такая воздушная, и лучезарно улыбаясь говорит тебе человеческим голосом: Здравствуйте, товарищ Хачикян. Очень рады Вас видеть. Взяли вещи и подняли в номер. Живите, говорят. И ни копейки не взяли. Специально для тебя чаю свежего заварили, корзинку с фруктами принесли – каково? Вот. Мне тоже доставило.
          Нет, ну вообще-то говорила она не совсем это: на ломаном английском, понять который можно было разве что где-нибудь в Южной Африке, пролепетала дежурное приветствие. Но чай, фрукты, прием и самый факт, да?


          Так вот Европейский квартал. Место весьма колоритное, интересно своим географическим расположением, в частности тем, что в трех минутах пешего хода от него находится озеро Хоанкьем, что обычно переводится как озеро Возвращенного меча (ох уж эти азиаты – все-то у них с аллегориями). Тремя вещами знаменито это озеро и со всеми из них связана то легенда, то баллада, то героический эпос, то просто частушка. Чаще всего все это вместе. Восток как известно дело тонкое, таки да.
Первая – само озеро. Оно почти идеальной формы, и это при полном отсутствии антропогенного фактора в формировании его очертаний. Находится оно на месте старого русла Красной реки, которая течёт несколько севернее. Несмотря на то, что река - Красная, вода в озере удивительно зеленая, причем круглый год. Туда много раз приглашали представителей крупных международных компаний, специализирующихся на водоочистке, тем не менее результат что называется на лице – вода как и прежде аутентичного цвета. И это неудивительно, ведь второе название водоема – Люк Туи, что означает, – правильно, «Зеленая вода», а раз так, то в плане цветности пусть все будет как есть. Я так думаю. Легенда, связанная с этим озером – живущая в нем гигантская черепаха, которая как тот суслик из фильма: ты ее не видишь, а она есть. Впрочем, не совсем так: черепахи там водились и размеры имели вполне себе циклопические – в храме на Нефритовом острове выставлена мумия одной такой: в длину метра два, в высоту полметра минимум – «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»©.
             С этой или ей подобной из этого самого озера связана и другая легенда, в которой как это часто бывает на Востоке правда обильно перемешана с вымыслом. На рубеже XIV-XV веков жил в тех краях аристократ по имени Ле Лой – историческая личность, ввязавшийся в династическую войну с китайцами (династия Мин). Мины как всякие нормальные националисты-гегемонисты толерантностью не отличались никогда, а уж в те славные времена и подавно, в общем начудесели они там изрядно. И вот примкнув к этому национально-освободительному движению Ле Лой, не обделенный фортуной и воинскими дарованиями, вскоре это движение возглавил – такова быль, легенда же заключается в том, что одержать верх над китайскими полчищами ему долгое время не удавалось, и Будда его знает чем бы все это закончилось, но волею Неба и поднявшейся из глубин озера волшебной Золотой черепахи нашему герою был дарован лазерный меч Экскалибур Тхуан тхьен («Воля Небес»), получив который Ле Лой разбил китайские армии, став основателем возрожденной династии Ле.
             В честь великой победы Ле Лой устроил праздник на озере, где жила черепаха. В синих и жёлтых лодках он и его приближённые выплыли на середину озера.
            И вдруг! Внезапно!
            В общем всплывает перед самым носом лодки эта хтоническая рептилия и говорит нашему герою: «Тебе, Ле Лой, был послан меч, чтобы разгромить врага. Твой долг выполнен, ты победил. Меч этот страшен только захватчикам, и теперь верни его мне». Меч описал над водой полукруг, черепаха схватила его в пасть и погрузилась в воду. Ибо Золотая, волшебная, из рода шпагоглотателей. Вот такая херня, прикинь?
Но время, перейдем к прочим интересностям озера. Таковыми являются два острова на нем располагающиеся. На первом, совсем крохотном, в соответствии с вышеописанной легендой располагается Храм (пагода) Черепахи. Формально посвящена та пагода вроде бы той самой Золотой черепахе из легенды про Ле Лоя, хотя поговаривают, что построивший ее в XIX столетии богатый мандарин в мыслях держал не прославление духа какой-то древней Тортиллы и не культ давно почившего императора, но руководствовался мотивами сугубо шкурными – устроил он-де там фамильный склеп, поместив в храме прах собственного отца. Когда дело вскрылось скандал был жуткий – писаря понятно в острог, а пачпорта переделывать уж не стали – документ все-таки, но вьетнамцы - народ дикий, в отличие от цивилизованных десоветизаторов памятники сносить не обучены, тем более что в пейзаж он действительно вписался – загляденье, да и только. Так с тех пор так и стоит на радость нам, на зло врагам, иллюминацией по ночам подсвечиваемый.
           Второй остров размером поболее черепашьего, – этот в соответствии со всеми этими азиатскими красивостями именуется Нефритовым, но имя свое вопреки ответу, кажущемуся очевидным, он получил отнюдь не благодаря знаменитому поделочному камню, а из-за мангровых зарослей, которые окружают этот небольшой островок (да, такая вот азиатская логика).
         Листва плотно укутывает и сам остров и все, что на нем расположено, так что песенка «Какое все красивое, какое все зеленое», а также «Все стало вокруг голубым и зеленым» - вполне в тему и вполне про эти места. На Нефритовом острове расположен храм, его название в отличие от острова оригинальностью не отличается – называется он также как и сам остров, - Нефритовым, или Нгок Сом.
              Сперва (еще в XII веке) там воздвигли пагоду, но позже (уже в XIX веке) в связи с возведением дополнительных сооружений, посвященных двум святым - народному герою XIII века Чан Хынг Дао, и покровителю литературы Вэньчаню, место это стало именоваться Храмом Нгок Сом.
            Обратим взоры на иные достопримечательности Ханоя, их вообще-то не так мало, но мое внимание прежде всего привлекла Площадь Бадинь, что километрах в трех от озера - то самое место, где располагается поминальный комплекс Хо Ши Мина. Увы, попасть в сам мавзолей мне не довелось – он хоть и работает ежедневно, но имеет ограничения по времени посещения: с 8 до 12 часов дня, а я прилетел только в это время. Пока до отеля добрался, пока размещение, туда-сюда… в общем довелось разве что рядом с усыпальницей Деда погулять – внутрь не успел, а ранним утром уже отъезд в Халонг.
             Вообще комплекс весьма примечателен: геометрически правильные линии парка, симметрия и суровая эстетика самого мавзолея, и главное (главное!) – единение классики и современности. Классика – это расположенные в каких-то сотне метров и не менее облагороженные, чем собственно мавзолей, вьетнамские древности: Пагода на одном столбе (Чуа Мот Кот)  – древняя буддийская святыня, возведенная аж в XI веке (увы, новодел: аутентичная пагода была уничтожена французами в 1954-ом при отступлении) и древние буддийские святыни близ него. Говорят, что Дед в своем завещании распорядился собственную бренную плоть кремировать, а пепел развеять над Севером и Югом объединенной страны. Но – не случилось. Не готов дискутировать на тему хорошо-плохо, вышло так, как вышло, и мне – туристу, есть на что взглянуть. Даже если не успел до закрытия, да-с.
         Об особенностях тамошнего альпийского нищенства пару слов скажу. Два эпизода запомнились мне тут. Первый оригинален, ранее мною нигде не встречался. Гуляю это я значит вечером у озера, разные дедули, да вьюноши бледные со взором горящим совершают на брегах водоема сего магические пассы руками, демонстрируя свое мастерство владения тайцзы, и тут какой-то балбес годов 20-ти от роду дергает меня за рукав, тыча при этом куда-то мне под ноги. Я что-то обронил, на что-то наступил? Не-а, это он так шельмец мое внимание к своей персоне привлекал. Зачем? Затем, что стоило мне это самое внимание на него обратить, как он стремительным домкратом метнулся под ноги и ну ковырять подошву моих сандалет с целью обнаружить в них хоть какое-нето микроскопическое отверстие. Ищущий как известно обрящет, обрел и этот, причем именно микроскопическое, после чего с видом победителя вскакивает, сияя как надраенный медный пятак и тычет мне в морду лица тюбиком с суперклеем – типа на, смотри, вот что тебе сейчас нужнее всего, а у меня оно есть, бе-бе-бе! Готов дескать уступить по сходной цене. Ну не красавец разве? Будучи послан мною по известному адресу удаляться он отчего-то не возжелал: включив режим «фокусник из бродячего цирка» начинает извлекать из широких штанин то носовой платок, то солнцезащитные очки, то шоколадный батончик. Ну магистр, ну Джузи! Увы, зритель в лице меня ему попался привередливый, аплодисментов он не сорвал, в силу чего и кровно заработанных донгов от меня не удостоился. Не удостоился их в заявленном количестве и таксист, подвозивший меня от мавзолея Деда Хо обратно к Хоанкьему – расстояние между ними километра три примерно, как и было сказано, добраться в нормальных условиях на такси стоит пара-тройка долларов (65-70 тысяч донгов). Туда за этот примерно прайс я и добрался, а вот обратно… в общем у обратного таксиста все было специальным, - и машинка и счетчик в ней, такой, который виртуозно сообщал, что проехали мы не жалкую трёху, а километров 25 с копеечкой, и теперь за все за это я оказался должен ему всего-то миллиончик. Донгов разумеется. Или порядка 45 этих самых, вечнозеленых, с портретами заокеанских гарантов прав и прочих свобод. Вы как хотите, но тут уж во мне взыграло ретивое, а в гневе я несносен. Не, ну он конечно обещал позвать милицию, говорил что будет жаловаться в Обком, но я же знал, что это древний красивый обычай под названием «Обуй лоха». В этот раз обычай дал осечку и после задушевной беседы предложенное мною вспомоществование в размере 60 местных тугров его почему-то устроило. Могу быть убедителен когда хочу. Экий я.
           Теперь о Сайгоне. Несмотря на то, что еще в 1976 году этот город был официально переименован в Хошимин, старое название используется в стране повсеместно, и не в силу какой-то фронды, тут скорее дело привычки. Название это превратилось в бренд и встречается повсеместно – так именуют все, от отелей и ресторанов до местного сорта пива (к слову совсем неплохого). Хошимин-Сайгон сегодня – деловая столица страны: представительства крупнейших международных и собственно вьетнамских компаний, банков, офисы из стекла и бетона, - все это там, именно поэтому Сайгон, а отнюдь не столица Ханой является самым крупным по численности городом Вьетнама, - официальное число жителей ок.10 млн.человек, количество нелегалов вам наверное не скажет никто, но это везде так, Сайгон не исключение.
           И вот туда-то я и поехал. Дабы, как и говорил вначале, побывать в «Железном треугольнике», - центре сопротивления Вьетминя на Юге, увидеть тот самый подземный город Ку Чи.                            Подземная война разумеется стара как мир. Интересующиеся темой (и военной историей вообще) сразу вспомнят Керченские (Аджимушкайские) каменоломни, Одесские катакомбы, кяризы в Средней Азии и Закавказье, но вьетнамцы со своими тоннелями тут безусловные чемпионы и впереди планеты всей.
           Начало этой подземной системе тоннелей было положено еще в 40-х годах прошлого века. Рыть их начали члены Союза сопротивления – того самого Вьетминя, которые боролись с французскими колонизаторами. Жители окрестных деревень вырывали свою часть тоннелей. В конечном итоге все куски были объединены в большую всеобъемлющую подземную сеть, настоящий подземный город. Под землей существует несколько уровней-этажей, где располагаются жилые помещения, госпитали, склады еды и боеприпасов, клубы и пр. Реальная общая длина тоннелей неизвестна. Данные колеблются от 150 до более 300 км. Главная ось имеет систему ответвлений, соединяющих с подземными укрытиями и входами в другие туннели. Ширина проходов от 0.5 до 1 м достаточна, чтобы в него мог пролезть щуплый вьетнамец, но не пролазил бы белый господин. Впрочем, если кто из последних туда и втискивался, впоследствии горько об этом сожалел: в системе подземных туннелей его встречали всевозможные ловушки и сюрпризы. В тоннелях можно было встретить змей и скорпионов, которых вьетнамцы в изобилии оставляли непрошенным гостям. В один из туннелей вьетнамцы умудрились закопать даже исправный американский танк – трофей, добытый ими в бою. Стрелять он разумеется не мог, но радиосвязь обеспечивал вполне сносно. Часть туннелей сейчас доработана, и расширена, приспособлена для приема туристов. Верхний слой земли составляет 3 - 4 м и может выдержать 50-тонный танк и разрывы снарядов легких орудий и бомб. Доподлинно известно, что отдельные ветки выходили к границе с Камбоджей, через территорию которой северные вьетнамцы проводили доставку снаряжения, оружия, боеприпасов в находящийся под контролем американцев Сайгон (та самая «Тропа Хо Ши Мина»).
            Как уже указал выше, основная база коммунистического Севера, главный очаг партизанского сопротивления в Южном Вьетнаме, размещался близ деревни Ку Чи под Сайгоном. Именно там в 1965 году для борьбы с коммунистическим подпольем на свою беду была дислоцирована 25-я американская пехотная дивизия Q41A, бойцы которой практически сразу же по размещении превратились в лауреатов Премии Дарвина. Командование планировало оперативно подавить сопротивление, тем самым обрести окончательный контроль над южной частью Вьетнама и продемонстрировать коммунистам «кузькину мать», но, как говорится, гладко было на бумаге, в реальности же почти сразу в американском лагере начало твориться черт знает что: несмотря на усиленную охрану периметра по ночам в палатках раздавались выстрелы, а наутро в них находили убитых офицеров. В кустах прямо в центре лагеря мелькали ирреальные тени, которые совершали вполне реальные выстрелы и пропадали неизвестно куда. Американцы до предела усилили охрану и начали масштабную операцию по зачистке окрестностей. Тысячи солдат сносили джунгли бульдозерами и «прочищали» местность напалмом, уничтожая все поселения, а также источники воды и пищи, но мистика все не прекращалась.
          Понадобилось месяца четыре, чтобы разгадать тайну сию: те самые «норы» таки были обнаружены, вот только радость от того открытия оказалась недолгой. Обнаружить-то обнаружили, а как со всем этим делом бороться – вот в чем вопрос. Партизан пробовали выкуривать ядовитыми газами, но эффекта это действо не принесло, - сложная система водяных пробок, герметичных люков, разделявших уровни, - все эти инженерные решения надежно защищали основные тоннели от газовой атаки. Пробовали спускаться внутрь, но крепышу-Янки такая задача была, как говорил выше, явно не под силу – и входы и сами тоннели были для них чересчур узки. Тогда для этой цели завзели специально тренированное подразделение «тоннельных крыс» - щуплых безбашенных солдат, оснащенных налобными фонарями, проволочными телефонами, пистолетами с лазерными прицелами... Вьетконг встретил «крыс» с распростертыми объятиями и приготовил им такой подземный квест, состоявший из ловушек и засад, что выбраться из-под вьетнамской земли живьем удавалось хорошо если половине из тех, кто спускался в «норы». А в тоннелях тем временем шла полноценная жизнь: там работали госпитали, кинозалы, столовые, рождались дети, проводились тактические совещания, оттуда велась разведка и планировались диверсии в Сайгоне и по всему Югу.
          Не одних лишь «норных крыс» щуплый Чарли встретил со всею радостью – хваленым «Зеленым беретам» на орехи тоже досталось, и сколь бы не пыжился Голливуд, снимая разную киноклюкву о вьетнамской войне, практически все эти фильмы проваливались в американском, да и в мировом прокате. Наибольший эпик-фейл в этом плане ждал вышедший в 68-ом в самый разгар боев духоподъемный блокбастер с одноименным названием «Зеленые береты» с Джоном Уэйном в главной роли: сия фильма была встречена американскими солдатами с таким негодованием, что само выражение «Джон Уэйн» с тех пор стало нарицательным, превратившись в образец кича, показушной крутости и той самой киноклюквенности.




              Уничтожить Ку Чи американцам удалось только в конце 60-х. На регион обрушились ковровые бомбардировки В-52, против которых партизаны оказались бессильны: снаряды оставляли воронки глубиной до 20 метров, тогда как система тоннелей уходила под землю не более чем на десять.
             Однако это уже был финальный аккорд войны. Изможденные американцы, которых ослабляли внутренние антимилитаристские настроения и осуждение мировой общественности, вынуждены были вывести войска. Разрушенный, но не сдавшийся подземный город, в котором выжило приблизительно 6 из 16 тысяч человек, праздновал заслуженную победу.
            Увы, посетить Хойян - императорскую столицу страны, а также не менее интересный Хюэ в этот раз мне не довелось. Оставим на потом - благо страна оказалась весьма интересной, колоритной и приехать туда хочется не один раз. Буду надеяться, что получится.
            О «Маленьком Париже», как иногда именуют Далат, рассказывать уж не буду, тупо лень. На этот случай оставлю тут ссыль на соответствующий выпуск «Орла и Решки» (Сайгон, Далат):


               
              Дополнительно - тот же проект, но раздел, посвященный Ханою:


     
            Ну а тем, кому лень смотреть видео, посмотрите фото. Окончание же всего цикла, уверяю, где-то рядом.






Tags: Выездное. Впечатлизмы, Драйв
Subscribe

  • Катыноведческое

    Знакомясь с темой о катынских расстрелах обратил внимание на ряд заблуждений, встречающихся повсеместно - от форумов до монографий, в связи с чем…

  • Автора! (vol.4)

    ( Продолжение, начало цикла см.: 1, 2, 3, 4) «Караул устал!» Историческая фраза, принадлежащая матросу-балтийцу Анатолию Железнякову,…

  • Мифологизмы (русская история)

    (Продолжение, начало цикла «Мифологизмы» здесь: 1 . 2 . 3 . 4): Дата крещения Руси Долгое время дата крещения Руси, обозначенная в «Повести…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments

  • Катыноведческое

    Знакомясь с темой о катынских расстрелах обратил внимание на ряд заблуждений, встречающихся повсеместно - от форумов до монографий, в связи с чем…

  • Автора! (vol.4)

    ( Продолжение, начало цикла см.: 1, 2, 3, 4) «Караул устал!» Историческая фраза, принадлежащая матросу-балтийцу Анатолию Железнякову,…

  • Мифологизмы (русская история)

    (Продолжение, начало цикла «Мифологизмы» здесь: 1 . 2 . 3 . 4): Дата крещения Руси Долгое время дата крещения Руси, обозначенная в «Повести…