taiko2 (taiko2) wrote,
taiko2
taiko2

Categories:

Дела давно минувших дней

От аффтора (Преамбула)

               Читающим этот пост (тем из вас, с кем прежде переписывался по асе и живущим ныне в моей френдленте) хочу сказать, что эту историю я вам ранее уже рассказывал, ну а раз такое дело, то под кат уж не лазьте, нового вы там ничего не увидите, остальных-же, - милости просю, щас прозвенит третий звонок, и - мы начинаем КВН

                
Амбула
           
                  Вообще-то с географией у меня всегда было так себе. Может быть так вышло в силу моего запредельного раздолбайства, а может потому, что сомневаюсь я, - может ли породить интерес к своему предмету тётенька в возрасте «ягодка опять», при отсутствии у неё в наличии постоянного мужика и собственных детей. Моё вот сердце интересом к предмету не воспылало. Зато я хорошо помню те уроки, мда… на челе нашей географички явственно и живо проступало всё то, о чем она пыталась нам рассказать: обширные поля (гнева), реки (проклятий), горы (неподдельного возмущения) и климакст (просто). Может в силу как раз этого, а может в силу того, что звёзды в то время так на небе развалились, - стал наш Лёха «москвичом». Хотя никаким москвичом он никогда собственно и не был, поскольку родился где-то в Абакане, а уж после, в возрасте 12-ти примерно лет, вместе с матерью переехал в один поселок, что в Истринском районе Московской области. Где тут Москва? Да довольно далеко, часа два на электричке (если ехать с Рижского вокзала). Со станции «Тушино» ближе – час с хвостиком, но всё равно далеко, не столица, отнюдь. Впрочем, это наше географическое заблуждение так навсегда и останется непреодолённым, а для нас – его друзей, он навсегда опять же так и останется Лёхой-москвичом, хотя уже много лет, по меткому выражению Сергея Довлатова, ходит тот Лёха «вверх ногами», потому как живет на другой стороне шарика, куда свинтил ещё в 98-м (сначала работал в Бразилии, а последний раз (уж больше 2-х лет тому) звонил мне из Нью-Йорка, где к тому времени прожил что-то около года…).
Ах Лёха, Лёха…, сколько всякого было, сколько воспоминаний, которые вдруг нахлынули… Ну значит так, было нам по 17, только-только закончили мы школу да в институт поступили (сам он оказался в нашем городишке потому, что недобрал полбалла при поступлении в Московский авиационный, а в Ижевске, где имелся соответствующий профилю ВУЗ, у него жила бабка, вот он и перевелся сюда, отучился год, после чего вернулся назад, в родной МАИ, который, впрочем, так и не закончил). А уж поступив, -хлебнули мы тот навек незабвенный воздух свободы. Вот она, родимая! Прощай, постылая школа, теперь мы – дядьки взрослые: ни тебе дневников, ни тебе родительских собраний, а вместо этого казачья вольница и (о чудо!) - стипендия, аж целых 55 рэ, - одно слово – лафа!!! Кто жил и особенно учился в те годы – поймёт все и без объяснений. Короче на эти деньги можно было жить. Не шиковать конечно, но вполне себе даже можно. Арифметика для нас была следующая: во время каникул билет по маршруту «дом-столица» стоил 7,50 («Москва-домой», - соответственно столько же), итого 15, остальные 40 – на пропой души, а бутылка «Столичной» в те годы (1987 г., то есть в самый разгар антиалкогольной компании) стоила 9,10 (и это по всей стране), коньяк «Белый Аист» - 14,20, т.е. на все про все – 4 пузыря беленькой плюс столько-то плавленых сырков, или почти 3 коньячку, вот так то. Ну теперь значица так, зима 88-го, - первые в жизни студенческие каникулы - и вот я в гостях у дружбана нашего у москвича, где и перезнакомился со всеми его дворовыми да школьными корешами (отличные, к слову сказать, оказались парни). Квартира же у Лёхи была самая обычная 2-х комнатная «хрущёвка», санузел, правда, не совмещенный, зато в стене, что между ванной и туалетом, имелось расположенное под самым потолком прямоугольное окошко (интересно, какой мудак-архитектор впендюрил его туда, и главное – зачем, так до сих пор и не знаю). Дальше как догадались – действие перемещается в эти места. Значит так:
Однажды по утру, когда потягиваясь брёл наш Лёха малую нужду справить, в головах его дружбанов возник коварный план: негоже парня одного на такое дело отпускать, - скучно поди ему там одному сделается, а ну как испугается ещё? Ну уж нет! Надо помочь ему непременно. И компанию составить. И составили… Короче стоит он там за стенкой, на «белый камень» журчит, а мы (числом три) со стороны ванной, вооружившись кто тапочком (метательное орудие), кто водою в кастрюльке (кипящее масло), кто баллончиком с освежителем воздуха (отравляющий газ типа иприта), начинаем (предварительно выключив в туалете свет и заперев снаружи дверь!) одновременно, сквозь упомянутое уже чудо-окошко, осуществлять наступательные действия и к радости нас, да на горе хозяину, забросаем-заливаем-забрызгиваем супостата: нА тебе, вражина! Эффект был велик, куда там Суворову с его переходом через Альпы (ура, мы ломим, гнутся шведы)! Но наш противник был хоть и временно деморализован, но все ж не повержен: в ответ из темноты в осаждавших (в нас то есть) полетели: туалетная бумага, легко снявшаяся с седалища унитазная крышка, а также какие-то порошки с полки, размещенной аккурат над унитазом. Война в Крыму, всё в дыму… А уж весело то, весело! И тут всё вдруг кончилось...
Эта самая надунитазная полка, висевшая в доме последние лет …цать (но ведь не трогали же мы её, зуб даю), неожиданно срывается со стены и падает вниз… Грохот, треск, громы и молнии…
Отгремели выстрелы, улегся дым, кто бежал – бежал, кто убит – убит, лишь стоны умирающих слышны:
- Ой! - как-то невнятно пискнул москвич.
- Фига… (с ударением на «а»), - произнесли наступавшие.
И ведь было отчего! Включив свет, взорам наблюдателей предстало поле брани: разваленные, разбитые и вытекшие всякие там порошки-гели да банки-склянки, разлетевшаяся вдребезги полка, висящая на одной петле дверь и главное - из земли (т.е. с пола) обломком гнилого зуба взирал на нас с укоризною поверженный унитаз...
Не буду рассказывать, как мы играли в Водяного и усмиряли бога воды, - скучно. Но охолонили супостата, будьте спокойны. Теперь подведём итоги.
Победа оказалась Пиррова. На стороне нападавших – выплеск адреналина, плюс моральное удовлетворение (впрочем, вам гагарам не понять, упоенья счастьем битвы, гром сраженья вас пугает…), побеждённый же, как известно, угоден Катону. Одним словом пришло время подписания мирного соглашения. Всем было ясно, что вопроса о репарациях не избежать, а пойдут те средства, естественно, на восстановление народного хозяйства в виде разбитого стекла (ну того, что в окне между ванной и туалетом), треклятой полки и, главное, унитаза! О, это роскошное и удобнейшее изобретение человечества! Но вам, живущим ныне, ой как непросто даже вообразить себе, что это значило, - раздобыть такое сокровище во времена тотального дефицита (у Р.Рождественского есть такая поэма, называется она «Письмо в XXX-ый век», а в той поэме имеется очень ёмкое сравнение: «… как объяснить вам, нынешним, что это значит, когда закипает вода в пулемёте…»).
Так что вот, проблем есть, давайте, дети, решать задачу вместе: со стеклом просто, - кусок примерно подходящего размера нашёлся дома у Гены (это один из Лёхиных корешей-налётчиков), там же раздобыли и стеклорез: вжик, дзиньк, бум-бум и всё, стоит стекло как новенькое (управились хозспособом), с полкою и дверью то же: чик-чик, стоят-висят на месте, но унитаз… Поначалу то мы, наивные, пытались закрепить осколок (а это аккурат полседалища) на клей да изоленту, но тщетно.
Да-а, это служба так уж служба… магазин – ставим жирный минус (унитазов там не бывало отродясь, а в приснопамятном 1913-м году их наверное ещё не изобрели), друзья – знакомцы – а у них то откуда?! Нет у друзей, нет в магазинах, и на складах нет, нигде нет, но ведь где-то же есть?! «Будем искать»(с).
За мною, мой читатель, и я покажу тебе тот Клондайк, где жизнь бьет ключом. Имя ему – легион, ну то есть стройка, конечно. Теперь строим силлогизм: стройка – материалы – сторож – трёха (три рубля) – ты не видишь, что я несу в своей левой руке (потому, что кое-что положил в твою правую) – унитаз. Убираем всё лишнее, получаем результат: стройка – унитаз, и вся недолга! Правда прошло к тому времени пару дней, много было неудобств (побегай-ка спражняться по соседям пару деньков), с Лёхиной мамой был тот ещё разговор…, но зато уж на третий день – стоит, лучше нового.
Мы победили, и враг бежит, бежит!
Занавес. Аплодисменты. Актеры выходят на сцену для поклона почтеннейшей публике.
Tags: Былое
Subscribe

  • Баллада о солдате

    Дорогая редакция, имею сообщить тебе, что третьего дня мною был обнаружен замечательный опус, по прочтении коего я впечатлился так, что даже легкое…

  • Карты, "деньги", два "ствола"

    -Хода нет – ходи с бубей! – изрек оппонент, со звоном бухнув об стол бубновой шестеркой. - На девятерной вистуют только женихи и…

  • Про бытие и сознание

    Дом был хорош. Ладный, просторный, двухэтажный… первые годы моей жизни прошли именно там. Располагался он на улице имени меня, ну точнее, не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments