Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Силуэт

Из дневника ориенталиста-4

(Продолжение. Начало см.: 1, 2, 3)

По книгам и фотографиям Лондон представлялся ему серым, даже черным,
а оказалось, что он яркий, разноцветный. Красный кирпич, белый камень,
алые автобусы, толстопузые черные такси (которые оказывались
вовсе не черными, а золотыми, зелеными и коричневыми – чем сперва ужасно его удивляли),
ярко-красные почтовые ящики, зеленые парки и кладбища. Шумный, грязный, радостный,
беспокойный город, который живет туризмом и презирает туристов;
город, в котором средняя скорость движения ничуть не выросла за последние три столетия,
несмотря на пятьсот лет лихорадочных попыток расширить улицы и помирить пешеходов
и транспортные средства (будь то телеги, экипажи или автомобили).
Город, населенный (и перенаселенный) представителями всех рас,
всех социальных слоев и самых разнообразных вкусов и пристрастий.

Нил Гейман, «Никогде»

Дополнительно сообщаю вам, ненаглядная Екатерина Матвеевна, что помимо Нячанга с Халонгом побывать мне довелось также в Ханое, в горном Далате – «Маленьком Париже», выстроенном некогда французами для спасения от знойного климата Сайгона, ну и разумеется в самом Сайгоне (Хошимине тож).
          С Ханоем понятно – аэропорт прилета для желающих посетить бухту Халонг расположен именно там, вследствие чего этот город изначально представлялся транзитным пунктом. Далат – горный курорт, детище Александра Йерсена – французского бактериолога, открывшего дифтерийный токсин и возбудителя чумы, к слову сказать по сей день весьма уважаемая во Вьетнаме личность (во многих вьетнамских городах есть улицы его имени, а в Нячанге, где долгое время он жил и работал, ему посвящен целый музей). Этот город расположен в окружении вечнозелёных лесов, многочисленных водопадов, озёр, живописных долин, перевалов и естественных природных парков. Один из немногих городов на Юге, который в годы войны с США по негласному соглашению между американским командованием и вьетконговцами (Вьетминем) не подвергался ни бомбежкам, ни обработке диоксином.
         Сайгон – экономическая столица страны, туда поехал целенаправленно. Очень уж хотелось воочию увидеть расположенный вблизи него подземный город, те самые тоннели Ку Чи (Кути), доставивший столько хлопот американцам в годы войны.
         Начну пожалуй с Ханоя. По прилету в этот город был встречен дружелюбным таксистом, которым и был доставлен в отель с каким-то непроизносимым местным названием, располагающийся в так называемом Европейском квартале. Название «европейский» вводить в заблуждение не должно никого – ничего европейского там даже близко не наблюдается: нормальная азиатская толчея, узкие улочки, гвалт, рынки и вот это вот все. Вся его «европейскость» есть следствие того факта, что во времена оны большинство приезжих иностранцев неазиатского происхождения (прежде всего европейцев и американцев) селились именно в тех местах, так что квартал этот в те годы являл собою аналог Немецкой слободы в Москве времен царствования Алексея Михайловича Тишайшего. И ты, коль приедешь в Ханой, с ненулевой вероятностью поселишься именно в этом же квартале. Так уж повелось, благо проблем с размещением нету никаких – гостиниц, гестов и прочих хостелов там как блох на Бобике.
          С отелем, куда был доставлен я, вот какая забавность вышла. Ну вот представь – приезжаешь ты в дальние дали, а там на ресепшне тебя встречает миловидная барышня из местных, к поцелуям зовущая, вся такая воздушная, и лучезарно улыбаясь говорит тебе человеческим голосом: Здравствуйте, товарищ Хачикян. Очень рады Вас видеть. Взяли вещи и подняли в номер. Живите, говорят. И ни копейки не взяли. Специально для тебя чаю свежего заварили, корзинку с фруктами принесли – каково? Вот. Мне тоже доставило.
          Нет, ну вообще-то говорила она не совсем это: на ломаном английском, понять который можно было разве что где-нибудь в Южной Африке, пролепетала дежурное приветствие. Но чай, фрукты, прием и самый факт, да?

Collapse )